ateist66 (ateist66) wrote,
ateist66
ateist66

Холодная рука Москвы

Вчера случайно наткнулся на блог моего земляка из Харькова http://taira-koremochi.livejournal.com/

Интересная, глубокая аналитика. С некоторыми моментами я не соглашаюсь, но в целом...
Без тупых лозунгов, беспристрастно и последовательно, опираясь на документы, автор пытается разобраться в экономической и политической ситуации.
Я залез поглубже в архив блога и начав читать просто не мог остановится.
Пост представленный ниже написан в 2009 году, но он не утратил актуальности. Даже наоборот.
Букв много, но они стоят прочтения:

Геополитические аспекты политического кризиса в Украине.



Мой друг, как-то на кухне во время очередного обсуждения событий «оранжевой революции» я рассказал тебе о биг-бордах в Москве с изображением Януковича весной 2004 г. Тогда мне это показалось непостижимой шуткой, каким-то идиотским способом заработать на, совершенно не имеющих отношения к Москве, выборах. Трудно было понять логику этого факта, но события вокруг президентских выборов 2004 года в Украине вписали московские биг-борды в свою удивительную мозаику.





Известные события 11 сентября 2001 года положили конец фукуямовского «конца истории», концепции безоговорочного преобладания США и их союзников, в первую очередь европейских, в мире. Можно сказать, что с того момента пошел обратный отсчет периода их преобладания. Главной особенностью этого процесса стала вовлеченность США в длительные бесперспективные войны, а значит, и предопределенность их внешней политики и соответственно её уязвимость.
Слабость одного игрока делает сильным другого. Поэтому вовлеченность США в иракскую и афганскую кампании в значительной мере оказались на пользу Рос Начну издалека, так как боюсь, что ты запамятовал мою мантру о российской политике по отношению к сопредельным территориям. Для современной России нет большей заинтересованности, нежели в стабильных, а значит, в достаточной мере независимых и развитых сопредельных государствах. После распада СССР Россия с трудом обеспечивает суверенитет на собственной территории и совершенно не заинтересована в дестабилизации соседних государств.
Сильная независимая Украина есть наиболее благоприятный результат реализации внешней политики РФ. Поэтому и было создано СНГ, своего рода клуб бывших жен, где худо-бедно решались вопросы стабилизации постсоветского пространства. Поэтому нас долго субсидировали дешевым газом и не обращали никакого внимания на украинизацию русскоговорящих регионов Украины, не реагировали на внешнеполитические кульбиты украинских властей, замяли вопрос Крыма, не возмущались участию украинских граждан в чеченской войне. После «оранжевой революции» все изменилось.

От чего это случилось? Ведь в украинском политикуме только увеличился градус риторики вокруг антирусских вопросов, а собственно риторика эта существовала всегда: при Кучме и Кравчуке действовали все эти «Просвиты» с известными лозунгами. Отвечу просто, суверенитет украинского государства под вопросом, легитимность украинской власти в значительной мере утрачена, а политический кризис перерос в хроническое заболевание, чреватое России серьёзными издержками. Помимо внутренних украинских политических процессов, приведших к кризису, остановлюсь на внешнем факторе возникновения кризиса. Об особенностях внутреннего политического процесса я писал в «Антипроекте Украина».сии. Об этом я как-то уже рассказывал. Прежде всего, эта польза выразилась в отсутствии внешнего давления в ходе завершения второй чеченской войны, что значительно повлияло на её исход. Американцы не были бы сами собой, если бы не учитывали эти обстоятельства и не попытались компенсировать возникающие для России преимущества.
Так что появление США на постсоветском пространстве в качестве непосредственного игрока после 11.09 было делом времени. В качестве целей выбирались наименее слабые позиции, где можно было развернуться без особой траты ресурсов. Технология замены государственных лидеров на лояльных США была отработана за многие годы их контроля в западном полушарии планеты. Немногие исключения вроде Кубы только подтверждают тот факт, что кроме собственно военных и прямых технологий воздействия на местные элитные группы США освоили и непрямые, дабы не повторять трагических ошибок в заливе Свиней. Сербская тренировка показала - то, что годится для Гондураса, сойдет и на другом полушарии.
Так Украина стала полем контрроссийской игры США. Для такого выбора были вполне объективные причины, созданные годами украинской внешней политики.

Украинская внешняя политика претерпевала за эти годы значительные изменения и прошла путь от внеблокового статуса до стремления к ПДЧ в НАТО. При этом не было замечено особых изменений обстановки вокруг украинского государства. И оно не рассматривалось в качестве объекта геополитической игры. Влияние на изменение внешней политики Украины оказала внутриполитическая ситуация, которая привела к тому, что угроза потери суверенитета стала вполне реальной. И связано это не с внешними обстоятельствами, а все с тем же политическим кризисом, естественной реакцией на который стал поиск адекватных мер по обеспечению суверенитета за счет внешних сил. Отсюда и интерес к НАТО.

Странно, но поначалу ничто не предвещало такого поворота событий. Одна из самых развитых республик СССР получила в наследство от последнего вполне весомые аргументы для обеспечения надежного положения на международной арене. Естественно было претендовать на часть ядерного потенциала Советского Союза, представленного на её территории двумя частями стратегической триады: авиационным и сухопутным. Создавался он при непосредственном участии украинских предприятий и специалистов. Но в таком варианте развития событий не были заинтересованы ведущие мировые игроки и прежде всего США. Зачем им новый весьма серьёзный претендент на особое положение в геополитике. Нет, уж лучше ослабленная поражением Россия. Не знаю, как они убеждали украинские власти, считаю, что даже не особо убеждали, так как последние на все были согласны в виду того, что не имели никакого представления о том, для чего это нужно. Украина никогда не имела стратегии собственного существования в качестве независимого государства, поэтому стратегические аргументы ей ни к чему. За отказ от ядерного оружия предложили гарантии безопасности. Весомо. Гитлер тоже давал гарантии безопасности. И украинские деятели не были бы сами собой, если бы не потребовали более значимого гешефта за такую правильную позицию. И получили 350 млн. долларов от США, часть товарными поставками. РФ расщедрилась на 1 млрд. долларов в виде поставок ядерных твэлов и в виде расходов на хранение ядерных отходов. [1] Вот так оценили тогдашние украинские власти ядерное наследство УССР. Вообще сложно понять, как можно оценить ядерное оружие. Его создание и развитие обошлось недешево, это целая отрасль промышленности полюс сопутствующие технологии. Отказ от ядерного оружия и соответствующего положения в мировой политике сложно представить в денежном эквиваленте, поэтому он должен был быть отражен не просто в гарантиях и материальных средствах, а в реальной стратегической пользе для страны. Например, в структурной перестройке её экономики с соответствующим местом в глобальном распределении товаров и услуг. Ничего подобного Украина не получила. Кроме того, помимо ядерного оружия её лишили стратегической авиации и крылатых ракет. При этом РФ списала Украине долг за газ в обмен на стратегические бомбардировщики. Страна лишилась стратегических ресурсов обеспечения безопасности без соответствующей компенсации. В экономическом плане такое решение не способствовало структурной перестройке народного хозяйства, а в отношении списания газового долга отстрочило модернизацию на предприятиях-потребителях газа и в коммунальном хозяйстве, что позже сыграло негативную роль в газовом кризисе. Проедание советского наследства становится основной стратегией украинского государства. Проиллюстрирую это на примере торговли оружием. В наследство от СССР Украине достался весьма внушительный арсенал.

«К началу 90-х годов на территории Украины находились самые мощные, самые подготовленные, оснащенные новейшей техникой объединения: Киевский, Прикарпатский и Одесский военные округа, а также основные силы Черноморского флота, ракетные и воздушные армии, специальные части Центрального подчинения. В трех округах было 37 дивизий (9293 танка, около 11000 БТР и БМП, 18240 артиллерийских систем). В частях ВВС и ПВО было более 2000 боевых самолетов, около 800 боевых вертолетов, другие летательные аппараты (без учета ВВС ЧФ). Для маневра авиации на территории Украины имелось 85 аэродромов, из которых 4 - сверхклассные, 55 - первого класса, 25 - второго класса, 26 аэродромов гражданской авиации. На Украине находились силы РВСН и Стратегической авиации - 43-я ракетная армия (19-я и 46-я ракетные дивизии) со 176 стратегическими ракетами, шахтные и мобильные установки с 1240 ядерными боеголовками и 43 стратегических бомбардировщика (19 ед. Ту-160 и 25 ед. Ту-95мс) с 1068 крылатыми ракетами, которые организационно входили в 13-ю и 106-ю) тяжелые бомбардировочные авиационные дивизии. В составе ПВО - около 140 зенитно-ракетных комплексов. Эта группировка насчитывала более 730 тыс. человек и имела стратегические запасы, рассчитанные на длительный срок ведения военных действий.» [2]

Плюс соответствующий производственный комплекс.

«На момент обретения независимости Украиной оборонная промышленность страны насчитывала 750 предприятий с общей численностью персонала 1,45 миллиона человек. Выполнением оборонных заказов были заняты 139 научно-технических и научно-производственных организаций.»[3]

Все это было избыточным для обеспечения нужд украинской обороноспособности. Но этот потенциал мог оказать существенное влияние на положение Украины в мировом сообществе при соответствующем реформировании. Но этого не произошло. Вместо этого производственные мощности были во многом предоставлены сами себе или приватизированы в интересах правящей элиты. А запасы вооружений реализованы на международном рынке оружия. При этом Украина заняла ведущие позиции по объемам продажи оружия. Правда, позже постепенно теряла эти позиции, так как запасы складов не неограниченны, а средства, полученные от продажи, шли не на модернизацию предприятий ВПК с тем, чтобы предлагать на рынок новые образцы техники и не на модернизацию собственных вооруженных сил, а неизвестно куда. Неизвестно, потому что не оказали на положение Украины и в первую очередь её экономики заметного влияния, а между тем, доходы от продажи оружия были сопоставимы с объемом иностранных инвестиций. За первые десять лет независимости доход от экспорта оружия достиг приблизительно 3 млрд. долларов.[4] По данным Государственного комитета статистики Украины общий объем иностранных инвестиций на 1 января 2001 г. составил 3865,5 млн. дол.[5] И что же экономика? А она, как оказалось, ещё и в значительной степени зависела от цен на российский газ, который до 2005 года поставлялся со значительной скидкой. [6] И зачем было отдавать стратегические бомбардировщики за газовые долги? Ведь это только ухудшило положение страны в будущей перспективе. Все годы независимости украинское руководство, по сути, транжирило советское наследство. Естественно это отразилось на стратегическом положении страны. И если сразу после обретения независимости она ещё могла себе позволять рассуждать о нейтральном статусе (постановление ВР «Об основных направлениях внешней политики Украины» от 2.07.1993 г.), то позже была провозглашена стратегия многовекторности. Такое положение делало собственный суверенитет зависимым от внешнеполитических коллизий, что привело украинское руководство к мысли о евро-атлантической интеграции. В этом, по всей видимости, видели выход из ситуации, когда уверенности в собственных силах уже не было, да и желание продолжать помаленьку деребанить советское наследство сохранялось. [7] «23 мая 2002 года Совет национальной безопасности и обороны Украины утвердил Стратегию Украины в отношении НАТО, которая обозначила конечной целью евроинтеграционной политики Украины вступление в эту организацию в качестве основы общеевропейской системы безопасности.» Перед лицом каких угроз Украина устремилась в НАТО совершенно непонятно.
Использование украинского фактора в мировой стратегической игре совершенно не зависело от желания самой Украины, и было в значительной мере предопределено её политикой. Первый звонок прозвенел, когда Павел Лазаренко в феврале 1999 года оказался в США, второй же когда майор Мельниченко в апреле 2001 года получил политическое убежище в США и развился «кассетный скандал», третьим звонком стала оранжевая революция. На мой взгляд, США в отношении Украины не испытывали каких-либо иллюзий в отношении стратегической ценности последней. Например, Хантингтон в «Столкновении цивилизаций» пишет: «Однако Украина – это расколотая страна с двумя различными культурами. Линия разлома между цивилизациями, отделяющая Запад от православия, проходит прямо по ее центру вот уже несколько столетий.» [8] Т. е. украинское государство потенциально нестабильно. Соответственно было бы странно его рассматривать в качестве члена НАТО или Евросоюза разве что включить его для дестабилизации и ослабления этих организаций. Поэтому все устремления Украины в сторону интеграции с НАТО и Евросоюзом обречены на провал. Но отказаться от возможности отвлечь ресурсы России на участие в украинских делах являлось весьма заманчивым мероприятием в свете ухудшающегося положения США после 11.09.01. В этих условиях проведение масштабной антироссийской провокации в Украине становится делом ближайших выборов после грузинской «революции роз».

Продолжение следует.


Tags: политкорректность
Subscribe
promo ateist66 march 22, 2018 20:50 9
Buy for 100 tokens
Жена, придя с работы, огорошила вопросом: Ты заешь, что такое "копра"? Отвечаю: Да, конечно знаю - сушёная мякоть кокосового ореха. Ну или жук такой есть - копр. Еще есть баба копра. Жена удивилась: А это еще кто? Я объяснил. И добавил, что есть еще одно значение, как бы помягче выразится,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments