ateist66 (ateist66) wrote,
ateist66
ateist66

Корона Сайтоферна

3987469_original

Украина – это родина Остапа Бендера. И родина множества более мелких и менее значимых авантюристов. Но в конце XIX века мир был потрясен тем, как наши земляки смогли обвести вокруг пальца всю ученую общественность и даже значительную часть политического бомонда Европы. Если Остап Бендер говорил, что вся контрабанда делается в Одессе на Малой Арнаутской, он знал, что говорил. Ибо именно в Одессе, на Малой Арнаутской, началась история, в свое время потрясшая Европу…

Итак, в 1895 году в Вене появился некто Шепсель Гохман, купец из города Очакова. Он встретился с директорами Императорского музея Гуго Лейшингом и Бруно Бухером. С собой Гохман привез нечто необычное. А именно чудесно сохранившуюся золотую корону-тиару с надписью на греческом языке, гласившей, что граждане города Ольвия дарят эту корону в знак мира и с наилучшими пожеланиями царю скифов Сайтоферну. Корона представляла собою остроконечный шлем весом более килограмма, из золота – явно античного (к тому времени секрет античного золотого сплава считался утерянным). На короне в три яруса были изображены сцены из «Илиады» и «Одиссеи», различные древнегреческие боги, а также бытовые сценки. Такой артефакт не мог не вызывать трепета у коллекционеров.

Когда Гохман назвал цену, у директоров музея перехватило дух – увы, таких денег у них не было. И ожидать их было неоткуда. «Г-н Гохман, а откуда у вас такая сумма, позволившая вам приобрести корону?», – поинтересовался Бухер. «О, я вложил в эту корону все деньги и большую часть своего имущества», – ответил купец из Таврии.

На родине Гохмана знали очень хорошо. Он прославился тем, что в самом начале 90-х годов позапрошлого века наладил выпуск и сбыт мраморных «античных» могильных плит, которые поначалу бойко покупали коллекционеры. Но потом спрос на плиты снизился, тем более – на поддельные. И Гохман переключился на торговлю золотыми находками. Так, однажды к коллекционеру из Николаева, некоему Фришену, пришли двое крестьян (подставные люди от Гохмана) и предложили купить у них якобы найденные во время земляных работ золотой кинжал и золотую корону. Фришен выложил 10 тыс. рублей (для сравнения: стоимость нового добротного сельского дома в те времена не превышала 100 рублей, со всем хозяйством и живностью – доходила до 300). Но в Одесском музее провели экспертизу, которая установила: Фришен приобрел мастерски сделанные подделки! Крестьян не нашли, Гохман хоть и был задержан по подозрению в сбыте через подставных лиц фальшивок, но вина его не была доказана. Стоимость золота, потраченного на изготовление фальшивок, не превышала 900 рублей. Рентабельность предприятия – свыше 1100%!

В 1896 году Гохман с короной Сайтоферна оказался в Париже. Он представил «находку» директору Лувра Кемпфену. Гохмана сопровождали антиквары Фогель и Шиманский, которые авторитетно подтвердили подлинность артефакта. Была озвучена цена, за которую Гохман был готов продать Лувру корону – 200 тыс. франков. Это сумма, эквивалентная 60 кг чистого золота! У Лувра таких средств не оказалось, необходимо было постановление парламента Франции о выделении подобной суммы из государственного бюджета. Но Кемпфен обратился к бизнесменам и собрал необходимую сумму. Позже французский парламент практически единогласно проголосовал за то, чтобы эта сумма была погашена за счет бюджета. Корона была приобретена, и толпы народа потянулись в Лувр, чтобы лицезреть произведение искусства.

Гохман получил после продажи 86 тыс. франков, Шиманский – 40 тыс., Фогель – 74 тыс. Дело оказалось более чем прибыльным.

В 1897 году немецкий историк и археолог Адольф Фуртвенглер высказал сомнение в подлинности короны. Он обратил внимание на то, что некоторые сцены, воспроизведенные на короне, до боли напоминают поздние римские фрески, а в некоторых даже угадываются мотивы Рафаэля. Тела на короне лишены традиционной античной пластики и экспрессии. Древние греки не изображали ветра в виде детей, а только в виде рослых атлетов. Была и еще одна особенность: хроники утверждали, что ольвиополиты решили откупиться от Сайтоферна (жившего в III веке до н.э.) и заплатили ему 900 слитков золота (о короне не упоминалось ни слова), но когда этого оказалось мало, то решили укрепить стены и выдержали осаду. Какая уж тут корона и какие пожелания мира и доброго здравия?

Следом за Фуртвенглером выступил профессор Петербургского университета А.Веселовский, указавший на практически те же моменты и усомнившийся в подлинности короны. Кроме того, он указал ученому миру на феномен Гохмана и подготовил развернутый доклад о тиражировании подделок под старину в южнорусских (ныне украинских) степях.

Хранители Лувра были непреклонны. А античный сплав? Ведь он же реально утрачен! Никто не может сегодня владеть секретом античного золота! Их упрямство было под стать упрямству А.Пушкина, утверждавшего, что «Слово о полку Игореве» не может быть подделкой, ибо никто в XVIII веке не мог писать на древнерусском столь искусно. И до 1903 года тех, кто сомневался в подлинности короны Сайтоферна, считали чуть ли не изгоями научного мира. Это если бы сегодня кто-то из ученых усомнился в подлинности золотой маски Тутанхамона или же скифской пекторали, найденной Борисом Мозолевским.

13 марта 1903 года одесский ювелир Лифшиц в парижской газете Matin опубликовал письмо: «Милостивый государь, я прочел вашу статью о тиаре Сайтаферна и решаюсь писать вам в целях восстановления истины. Я могу вас уверить, что тиара была сработана моим другом Рухумовским. Я жил в Одессе в 1895 году и до мая 1896 года. Я часто навешал моего друга и видел много раз, как он работал в своей мастерской над этой пресловутой тиарой».

Эта публикация была громом среди ясного неба. Скандал разразился невероятный. Рухумовского нашли, он активно раздавал интервью – направо и налево. Рухумовский стал героем хроник. О нем было известно то, что он родился в 1864 году в городе Мозырь Минской губернии. Отец Израиля Рухумовского мечтал, что его сын станет раввином, но Израиль решил стать художником и обучался графике в Киеве. Здесь же увлекся ювелирным делом и вскоре достиг в своей профессии необычайных высот. В начале 90-х годов переехал в Одессу, где жил вначале на улице Малой Арнаутской, а позже – на Успенской. Был грамотным, но говорил с ярко выраженным «литовским» еврейским акцентом, позже ставшим основой «одесского» говора.

Лувр, нашедший в свое время 200 тыс. франков, теперь нашел 1 400 франков для того, чтобы обеспечить приезд Рухумовского в Париж. Французское консульство в Одессе отыскало Израиля, передало деньги и 3 апреля 1903 года Рухумовский с сыном прибыл в столицу Франции. Как пишет Евгений Черняк в книге «Времен минувших заговоры», «французским министерством народного просвещения, чтобы проэкзаменовать одесского ювелира, была создана специальная комиссия. Возглавил ее Шарль Клермон-Ганнэ, член Академии наук, профессор Колледж де Франс, одного из старейших учебных заведений Франции. В комиссию были приглашены также известные археологи, эпиграфисты, ювелиры и граверы».

Рухумовский предстал перед комиссией и по памяти воссоздал некоторые элементы короны. Также он предъявил литейные формы и объявил химическую формулу «утерянного» сплава! Рухумовский также объяснил, что при создании короны пользовался двумя книгами: иллюстрированным изданием Н. Кондакова «Русские древности в памятниках искусства» (СПб., 1889) и атласом по истории культуры Вейссера, изданным в 1882 году. Парижане были шокированы. В газетах несколько месяцев тема фальшивой короны была топ-новостью. Во всех кабаре пели куплеты о том, как политики и ученые опростоволосились и как их обвел вокруг пальца некий бедный еврей-ювелир из России. Сам Рухумовский купался в славе – газетчики фотографировали его, брали интервью и даже сообщали, что г-н Рухумовский предпочитает на обед…

Вершиной этой истории стало то, что в 1904 году Парижской академией искусств Рухумовскому была присуждена большая Золотая медаль и премия третьей степени. Его сын остался учиться ювелирному мастерству в Париже. Сам Рухумовский получил постоянного клиента в лице барона Эдмона Ротшильда.

Корону Сайтоферна попросту перенесли из отдела древностей Лувра в Музей современного декоративного искусства. При этом популярность ее была столь высока, что некий коллекционер, зная о том, что это – мастерски сделанная подделка, предлагал Лувру выкупить корону за 250 тыс. франков!

Гохмана пытались привлечь к суду. Но безрезультатно. Несмотря на скандал, он и далее оставался удачливым предпринимателем и продолжал продавать «скифское золото» направо и налево. В 1908 году он продал Московскому историческому музею серебряный ритон – рог для питья в виде головы кабана с рельефными фигурками скифов. Позже ритон оказался подделкой. Ничему не научившиеся французы в 1939 году купили у неизвестного коллекционера абсолютно идентичный ритон – как позже было установлено, тоже работы Рухумовского.

Существует две версии того, что же случилось с самим Рухумовским. По одной версии, он остался жить в Париже, где еще долго работал над различными ювелирными шедеврами. В частности, широкую известность получила работа, над которой Рухумовский трудился несколько лет – золотая миниатюрная копия человеческого скелета, выполненная с необычайной анатомической точностью. Скелетик был упакован в драгоценный гроб. По одним данным, этот скелет был изготовлен для Ротшильда. По другим, он принадлежал известному одесскому налетчику Мишке Япончику…

По другой версии, Рухумовский вернулся в Одессу, умер в 1936 году и похоронен на старом еврейском кладбище на Краснофлотской дороге.

Сегодня имя Рухумовского вошло практически во все мировые справочники. Он считается одним из самых выдающихся ювелиров в истории человечества.

Интересно, что в 1919 году объявился некто Горпищенко, ранее работавший приказчиком у Рухумовского. Этот самый Горпищенко завладел формами для литья, которыми пользовался Рухумовский, и воссоздал заново корону Сайтоферна. Ему удалось найти доверчивого американца и в Гибралтаре сбыть ему свое творение за $300 тыс. Единственное отличие – надпись в честь Сайтоферна была не на внешней стороне, а на внутренней (естественно, какой же царь потерпит, чтобы дарственная надпись красовалась на самом видном месте?). Придуманная Горпищенко легенда гласила, что настоящая корона лежала в одном из музеев, и во время гражданской войны ему, скромному приказчику, удалось спасти чудесное творения и вывезти из Украины. Позже Горпищенко прибыл с вырученными деньгами в Соединенные Штаты и немедленно предстал перед судом – обвиненный в мошенничестве.

Впрочем, Горпищенко на суде рассказал, что корону ему пришлось переделывать целых 73 раза, пока он достиг такой же точности и совершенства, каковы были свойственны Рухумовскому. И посему свои 300 тыс. заработал справедливо. Суд оправдал этого «сына лейтенанта Шмидта».

Дрожи, Европа! То ли еще будет – учитывая новое развитие технологий и новые возможности для авантюр!


К. Бондаренко
Tags: история
Subscribe
promo ateist66 march 22, 2018 20:50 9
Buy for 100 tokens
Жена, придя с работы, огорошила вопросом: Ты заешь, что такое "копра"? Отвечаю: Да, конечно знаю - сушёная мякоть кокосового ореха. Ну или жук такой есть - копр. Еще есть баба копра. Жена удивилась: А это еще кто? Я объяснил. И добавил, что есть еще одно значение, как бы помягче выразится,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments